Центр судебной экспертизы

ФАС МО поправил суды, решившие обойтись без экспертизы

Федеральный арбитражный суд Московского округа направил на пересмотр принципиальный для рынка факторинговых услуг спор между фактором, производителем и ретейлером. Кассация не согласилась с первой инстанцией и апелляцией, что в этом деле можно обойтись без экспертизы, поскольку стороны заявляют о фильсификации ключевого документа по делу. А какой именно документ ключевой, судьи указали, предварительно расспросив юристов в процессе о правовой природе договора факторинга.

В 2012 году "Московский ледяной мир", производитель замороженных полуфабрикатов, работал с сетями ретейлера X5 Retail group – "Копейкой" и "Перекрестком" – с помощью факторинговой компании "Транскредитфакторинг". МЛМ поставлял товар в магазины, получал оплату от фактора, взамен передавала ей реестры накладных на товар и право требования оплаты с сетей. Спор между ними (дело А40-81418/2013) возник из-за операций, проведенных в мае – августе 2012 года. ТКФ перечислил "Московскому ледяному миру" 244 млн руб., а МЛМ передал накладные, по которым "Копейка" должна была 23 млн руб., а "Перекресток" 213 млн руб., итого 236 млн руб.). Эти реестры формировал "Транскредитфакторинг" на основе комплекта первичных документов, переданных "Московским ледяным миром", – акта приема-передачи товара, товарной накладной и товарно-транспортной накладной, – а затем передавал его проект клиенту по электронной почте. Если МЛМ одобрял реестр, обе стороны подписывали его.

 

Но "Московский ледяной мир" заявил о фальсификации реестров, а ретейлеры – о подделке накладных, и "Транскредитфакторинг" отправился взыскивать вознаграждение в Арбитражный суд Москвы. И ретейлеры, и МЛМ утверждали, что поставок по большей части (105 из 147) накладных не было вовсе, да и оформлены они кое-как: комплект первичных документов не полный, печать не та, что используется для "первички", а подписи различаются. "Как будто много лиц с интервалом в три дня были главбухами", – возмущалась в 9-м арбитражном апелляционном суде представитель МЛМ.

АСГМ и 9-й ААС не нашли оснований назначить экспертизу реестров, как того просил МЛМ. "Реестры не являются сделками, а на обозрение предоставлены подлинные товарные", – указала судья Татьяна Ильина. Коллегия апелляции поддержала ее, указав, что "на всех товарных накладных установленной формы имеются оттиски печати покупателей, на реестрах уступленных денежных требований учинена печать ООО "Московский ледяной мир", которая не оспаривается". Обосновывая свое постановление, тройка 9-го ААС указала и на то, что все реестры двусторонние. "Подписывая, клиент подтверждал наличие уступаемых денежных требований, их действительность", – говорится в судебном акте.

"Но как же можем доказать отрицательный факт, что груз не доставлялся!" – возмутился на заседании ФАС Московского округа на прошлой неделе представитель "Копейки" и "Перекрестка" – Иван Веселов из Goltsblat BLP, юрфирмы, взявшейся за дело перед кассацией. Ретейлеры просили полностью отказать в иске факторинговой компании, в этом их поддержал МЛМ. Из запрошенных "Транскредитфакторингом" 236 млн руб. сети X5 признали только 26 млн руб. Часть была оплачена деньгами, а часть – актами зачета с поставщиком, говорил Веселов. А по спорным накладным, уточнил он в прениях, "нет ничего – голый реестр и полуоформленные накладные!". Юристы "МЛМ" подтвердили, что поставок по спорным накладным не было (в материалах дела значатся С. Новикова и А. Лашина, представляться в процессе они не стали). 

"Транскредитфакторинг" заявил, что не могли влиять на документооборот в отношениях между производителем и ретейлером, а оплату проводили исходя из предъявленных первичных документов, как было предусмотрено в соглашении. "Сомневаться в подлинности мы не могли, мы предполагали добросовестность отношений", – заявил представитель фактора в кассации (в актах указан А. Сгибов, представляться он не стал).

Выслушивая стороны, судья Сергей Волков интересовался у каждого подателя жалобы, какова, по их мнению, правовая природа договора факторинга. "Смешанный – об уступке, об оказании услуг," – ответил Веселов. "Смешанный договор между уступкой права требования и займом", – сказала представитель МЛМ.

Из опубликованного мотивированного постановления ФАС МО ясно, зачем эти расспросы были нужны. Судьи кассации напомнили, что договор факторинга – это самостоятельный договор, включающий уступку права требования, и регулируется он специальными нормами главы 43 ГК РФ. Предметом уступки может быть существующее требование, срок платежа по которому уже наступил, или будущее требование, причем в отношении последнего "определенность должна существовать не в момент заключения договора об уступке, а в момент возникновения уступаемого требования", говорится в постановлении. А раз в договоре сторон не было этой определенности – не были указаны ни конкретные договоры, ни конкретные дебиторы, то соглашение между МЛМ и ТКФ носит характер рамочного договора. Отдельные, индивидуализирующие условия "детализируются и уточняются в последующем" – "путем составления реестра", указала кассация.

А раз так, то судам необходимо было исследовать реестры, на которые ссылался "Транскредитфакторинг" в обоснование своих требований, дать им оценку и установить, какое денежное обязательство по каждому из реестров было ему передано, заключили судьи ФАС МО и отправили дело на пересмотр. При этом кассация напомнила о статье 161 Арбитражного процессуального кодекса, по которой, если одна из сторон заявляет о фальсификации доказательств, их надо либо исключить, либо назначить экспертизу. "Поскольку реестры являются документами, подтверждающими, какие именно права требования были уступлены финансовому агенту (истцу), то проверка их подлинности имеет существенное значение для правильного рассмотрения спора", – указали судьи.

Кассация также указала, что при новом рассмотрении надо будет проанализировать судебные акты по "параллельному" спору, в рамках которого "Московский ледяной мир" подал иск к "Транскредитфакторингу" (дело А40-97417/13), потребовав взыскать 147,49 млн руб. неосновательного обогащения. Дело в том, что деньги, перечисленные МЛМ, были списаны с его счетов по инкассовым поручениям в безакцептном порядке в пользу ТКФ. Факторинговая компания говорила в судах, что таким образом был закрыт долг МЛМ, который был поручителем по договору "родственного" ООО "МЛМ-РА" с ТКФ. Оппоненты утверждали, что это неправомерно. В итоге в феврале 2014 года АСГМ, с одной стороны, согласился, что МЛМ был поручителем по договору "родственного" ООО "МЛМ-РА" с ТКФ и такой порядок списания был предусмотрен договорными отношениями, но признал незаконными большую часть инкассовых поручений, взыскав с "Транскредитфакторинга" 135,63 млн руб. долга и 11,86 млн руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. Это решение оставил в силе 9-й ААС. Надо изучить, какие обстоятельства установил суд и могут ли они быть значимыми при рассмотрении настоящего дела, напутствовала кассация.

Источник: http://pda.pravo.ru/review/view/107618/